Сайт о духовном развитии
  Видео для духовного развития        26 декабря 2019        33         0

Что такое сознание? Фильм 3. Беседа профессиональных психологов о практическом опыте и наблюдениях

Текст передачи «ИГРА ПРОФЕССИОНАЛОВ. Что такое сознание? Фильм 3»

ИГРА ПРОФЕССИОНАЛОВ. Что такое сознание? Фильм 3

Александр Кравченко: Доктор я медицинских наук, не доктор, учёный, профессор, генерал, президент —  никто не может защититься от этой напасти.  Диана Олейник: Сложнее всего нам принять именно то, что сознание агрессивно по отношению к нам.  Татьяна Зинченко: Если я слушаю приказ: «Съешь печеньку» и подчиняюсь ему,  то, когда я услышу приказ: «Убей!», я убью.  И это нужно понимать. Это одно и то же.  Если ты в рабстве — ты в рабстве.  Анна Демьяненко: И тут очень громкий голос в голове: «Зарежь её, чтобы она не кричала».  Я ощущаю резкий толчок в спину,  рука просто на пару миллиметров начинает подниматься вверх…  Игорь Гоголь, врач-фтизиатр: Пришёл приказ: «Что будет, если ты въедешь в машину?»  Чётко ощутил, когда у меня переходит нога с тормоза на газ.  А почему так происходит? А кому это выгодно?  Долго над нами будут ставить эти эксперименты?  Олеся Гнатуш, врач-невролог:  Если ко мне придёт человек и пожалуется:  «У меня есть навязчивая мысль», что я могу ему посоветовать? Как справиться?  Александр Кравченко: Взяли у меня кровь, сказали: «Я поздравляю вас…»  Татьяна Зинченко: «…вы одержимы бесами».  Александр Кравченко: Да, «…у вас бесы». Хорошо, спасибо.  На сегодняшний день психиатрия оставляет человека в безвольном рабстве,  она ему даже шанса не даёт оттуда выйти.  Александр Масный: 80 % научных работ нельзя переповторить.  Все наши знания, которые были, просто могут быть фальшивыми.  И сегодня нам только остаётся признать или согласиться:  сознание — это я, или всё-таки это не я?  Что есть моя истинная природа?  Добрый день, уважаемые специалисты и профессионалы.  Очень радостно видеть вас сегодня здесь на экранах мониторов,  а также всех, кто пришёл и присоединился к нам в студии.  Я повторю, что сегодня у нас уже третья Игра,  она происходит в формате исключительно живого общения.  Две первые передачи получили очень широкий резонанс.  Интерес к тем вопросам, которые мы здесь поднимаем,  я думаю, вы сами видели и понимаете, что он очень огромный,  потому что тема сознания интересна всем:  от домохозяйки до астронавта, с этим сталкиваются все:  обычные люди и вы, профессионалы, кто в этой сфере работает.  Для вас повторю (кто сегодня с нами участвует первый раз):  формат Игры и самого проекта происходит, скажем так, в очень удобной для вас форме  как для специалистов, профессионалов, которые работают на своих местах.  Мы берём за гипотезу те Знания, которые были изложены в книгах Анастасии Новых  и в передачах с участием Игоря Михайловича Данилова,  и рассматриваем актуальные на сегодняшний день вопросы.  Что такое сознание? Какова его природа?  Что такое мысли? Откуда они берутся?  Нам ли они принадлежат?  Вы можете смело высказываться.  Любое предположение, любая идея, которая вам может показаться, возможно, глупой,  безумной, в этой игре может обрести совершенно другое очертание,  и мы можем найти ответы на те вопросы, которые ставим перед собой и перед вами.  Для вас повторю, что сознание является полевой структурой.  И вы сами прекрасно понимаете как специалисты, что это было доказано не раз вашими коллегами,  и в том числе участниками Международного общественного движения «АЛЛАТРА».  Знания, информацию можно передавать на расстоянии.  Мысли нам вкладываются. Это все прекрасно знают.  Так я задам ещё раз вопрос.  Кем вкладываются эти мысли?  Если мысли негативны, то это говорит о системности.  Кому это выгодно? Что это за система?  Если систему сравнивать с Интернетом, то у меня вопрос: господа специалисты, а где же сервер?  И кому он принадлежит?  Где этот цербер, который плотно охраняет эту тему и не разрешает к ней подойти?  Почему ваши коллеги обороняются и плавно, тихонечко обходят эту тему?  Я думаю, вы все прекрасно знакомы с теми учёными, которые действительно хотели,  пытались и даже достигли определённых результатов в этой теме.  Возьмём, к примеру, всеми известного австралийца Джона Экклса.  Его книга «Тайна человека», где он чётко обозначил и написал:  «Людьми управляет нечто, и это нечто находится за пределами физического тела».  Так, пожалуйста, скажите мне, что это за «нечто»?  И почему ему выгодно, чтобы мы себя чувствовали отвратительно,  чтобы у нас в голове крутился негатив?  Это то, о чём мы будем говорить сегодня и не только сегодня.  Это то, что должно вызывать у вас живой интерес как у специалистов.  Это то, на что вы должны стремиться ответить, в первую очередь, себе,  а потом нам — вашим клиентам и пациентам.  Для начала я бы хотел рассмотреть один очень интересный,  с профессиональной точки зрения, случай.  В передаче «Суицид. Послесмертная судьба» Андрей описывал ситуацию,  где парень убил девушку, с которой жил вместе в одной квартире.  По его словам, он её любил.  Причём это убийство было не просто циничным и аморальным.  Мне кажется, оно выходит просто за рамки человечности.  Не одно животное себя не ведёт подобным образом.  Я просто напомню для вас, исключительно освежить информацию.  Парень сначала оглушил девушку, когда она пришла домой.  Потом он её изнасиловал, нанёс несколько ножевых ранений в области сердца.  Потом он её задушил и  изнасиловал ещё раз.  А потом пошёл, сел за компьютер и начал переписываться с друзьями,  и всю эту ситуацию он описал.  Если вы поищете в Интернете и найдёте это письмо,  то, я думаю, многие из вас ужаснутся,  в первую очередь как люди, а во вторую очередь как специалисты.  Там есть несколько интересных моментов,  где видно, что человек столкнулся с какой-то огромной силой.  Он не смог ей противостоять.  Он это чётко всё описывает по пунктам.  Там даже в сообщениях есть время.  Так вот, у меня вопрос, уважаемые профессионалы,  что это за сила, которая заставляет  человека убивать его любимого друга?  Что это за сила, которая заставляет человека насиловать труп?  И что это за сила, которой выгодно такое поведение?  Прошу, можно высказывать своё мнение.  Спасибо.  У меня как у врача, как у специалиста, как у психиатра нет никакого разумного,  логического объяснения, которое я бы могла честно,  глядя в глаза людям, преподнести хотя бы как гипотезу,  какую-то научную гипотезу, что происходит с человеком.  И я думаю, что цинизм даже не подходит,  он никак не объясняет и даже не обозначает те действия, которые были описаны.  Ведь речь шла, насколько я помню, о молодой паре студентов.  Александр Кравченко: Да.  Об абсолютно обычных молодых людях,  успешных в своей учебной деятельности, и никаких особенностей на их жизненном пути,  которые могли бы даже предположить что-либо подобное, не было. Вообще это невозможно…  Цинизм, мне кажется, как раз проявляется у нас, специалистов,  в тот момент, когда мы пытаемся эти нечеловеческие поступки  (потому что это нечеловеческие поступки)  «упаковать» в какой-то диагноз,  пытаемся логически объяснить, что это возможно и допустимо.  И сегодня я даже не хочу  использовать слово «система»,  потому что иначе, чем дьявольским проявлением в человеке,  такие вещи назвать просто невозможно.  У меня несколько дней назад (могу поделиться)  была такая интересная встреча с коллегой.  Коллега — в смысле врач.  Это академик, один из ведущих специалистов,  доктор медицинских наук в области анестезиологии и реаниматологии,  человек с огромным врачебным и жизненным опытом.  Просто был такой очень честный и открытый разговор, что называется по душам.  И когда я у неё спросила:  «Как Вы считаете, мысли наши, опираясь на Ваш врачебный и жизненный опыт?  Она посмотрела и говорит: «Ты что?  Как их можно считать своими? Это уже безумие на сегодняшний день.  Я образованный человек, врач, всю жизнь спасаю людей,  я учёный, уже пожилой человек, иду по улице (возвращаюсь домой),  и вдруг мне залетают такие мысли и картинки,  от которых я просто останавливаюсь в ступоре и в ужасе.  Я не могу, у меня не хватит смелости даже это озвучить.  Меня реально охватывает ужас: как в мою голову могут вообще приходить такие мысли?  Как это можно назвать?  И что это во мне?  Самое страшное — что это во мне?»  И говорит: «Можешь смеяться надо мной…»  Она не читала книг, которые мы здесь сегодня обсуждаем, не слушала передач.  Она говорит: «Я всю жизнь прожила атеистом.  Но сегодня как объяснить, что происходит с людьми, что происходит со мной…  Такое ощущение, что дьявол есть и он вселился в нас всех.  И проявляет себя очень активно».  И самое интересное — она описывает свой случай,  говорит, что дьявол не просто вселился в неё,  мысли прилетели ей,  но дьявол есть во всех (Диана Олейник: Конечно), и это специалист.  Да, и это специалист — учёный, академик, доктор медицинских наук.  И она говорит: «Если мы не вернём духовность, именно духовность  (не мораль, не какие-то там нормы поведения будем отшлифовывать, а именно духовность)  в деятельность, вообще в нашу жизнь, в деятельность врача…  да для врача вообще имеет смысл заниматься этим,  только если сохраняется человечность  в каждом дне.  А эти проявления — это то, что лишает нас проявлять эту способность.  И просто мы превращаемся в каких-то роботов.  И это уже не врач, это уже не люди».  И вот об этом нам всем стоит задуматься.  Я пытаюсь понять своих коллег, которые отгораживаются от этой проблемы,  не хотят в неё углубляться и   считают это нормой и частью жизни человека.  Потому что есть такая жёсткая установка в традиционной медицине,  в науке, что сознание — это я.  То, что Татьяна говорила на нашей первой встрече:  сложнее всего нам принять именно то, что сознание агрессивно по отношению к нам.  Но я анализирую все описания психических расстройств,  которые накопила психиатрия за много лет, психология, психотерапия,  это, по сути, описание вот этого агрессивного проявления сознания.  А какое оно? Агрессивное и деструктивное по своей природе.  У нас огромный опыт уже  этих наблюдений и описаний.  И сегодня нам остаётся только признать или согласиться: сознание — это я, или всё-таки не я?  И что есть моя истинная природа?  И этот вопрос нам уже надо как-то,  наконец-то, решить.  ИМ: К чему пришла сегодняшняя наука?  Те, кто интересуется, могут всю эту информацию найти сами  (сейчас доступ свободный ко многим работам)  и самостоятельно убедиться, что люди, начинающие изучать,  как работает сознание и чем оно является,  они приходят к пониманию, что не человек управляет сознанием,  а сознание на самом деле — это нечто инородное, которое манипулирует и управляет им.  Ж: Более того, оно же ещё и иллюзию рисует именно для конкретной Личности.  ИМ: А как же, обязательно.  Ж: То есть человек видит всего лишь 10 %, а остальные 90 %, как сегодня утверждает наука…  что 10 % процентов мозг воспринимает…  ИМ: Сознание, не мозг. Ж: Да, сознание…  ИМ: Мозг воспринимает то, что ему даёт сознание,  и опять-таки в меру своей функциональности, не больше.  А сознание — да, оно основной манипулятор.  Большая часть информации просто проходит мимо Личности.  До Личности она вообще не доходит.  Ж: Это да… Кстати, ещё один важный момент  из практического опыта познания сознания:  сознание преподносит Личности информацию уже как готовый ответ,  то есть абсолютно не подкрепляя фактами.  И всегда пытается вложить, оно пытается подсунуть Личности какой-то свой готовый вывод.  Но сознание боится фактов и практики.  Я сделала небольшую подборочку из высказываний, прямая речь серийных убийц.  В общем-то, это такая хорошая доказательная база,  что эти люди страдали от влияния на них огромной силы,  с которой они не в состоянии были справиться.  Не в состоянии, потому что они не знали как, у них не было знаний и не было опыта.  И что они совсем не утратили человечность сами по себе,  мало того они проходили период борьбы  и делали очень много попыток остановиться или спровоцировать общество, чтобы их остановили.  И что у них сохранялась и любовь к людям вне влияния этой силы,  которую они сами называли дьяволом, одержимостью, бесами, духами — как угодно.  Но вне этого влияния они проявляли человечность.  Когда Личность хоть немножечко находила вот этот момент свободы,  то они делали всё возможное, чтобы прекратить эти убийства и эти преступления чудовищные.  Сливко Анатолий Емельянович.  Это серийный убийца ещё из Советского Союза.  Он известен тем, что организовал огромный детский туристический клуб «Чергид»  («Через реки и долины») и был заслуженным учителем СССР, и действительно любил детей.  И выдержки из его дневника хотелось бы зачитать.  К примеру, то, что касается, как он радовался, когда у него не получалось осуществить вот это действие,  что он делал, чтобы уйти из-под влияния этой силы.  То есть когда у него всё это началось, когда начали приходить такие навязчивые мысли,  связанные с фантазией, связанные с убийством, и приказы убить ребёнка,  он начал осуществлять какие-то действия.  Он описывает: «Я находил успокоение среди детей,  я учил их добру и любил искренне.  Но я находился словно в двух мирах.  Реальный казался тусклым, а где я вижу мучения детей — ярким и захватывающим.  Видение аварии 1961 года постоянно всплывает и преследует меня».  Это, собственно, та авария,  с которой у него всё началось, и пошёл поток этих навязчивых мыслей.  И например, «Победа» (так и называется этот эпизод из дневника):  «Давно у меня не было так легко и свободно на душе.  Впервые в жизни, увидев грязные ноги мальчика, меня отрезвило — и эксперимент не состоялся».  То есть он не сделал, не совершил преступления и радовался этому.  Александр Кравченко: А сейчас, Татьяна, простите, я Вас перебью.  Это ведь очень, скажем, такой непростой момент,  когда человек, во-первых, радуется тому, что не состоялось убийство,  и какие слова он выбирает: «Эксперимент не состоялся».  Кто над кем ставит эксперименты? Что это вообще за игры такие?  То есть получается, что каждый человек является чьим-то подопытным кроликом или мышью?  Что на нас откатывают? И самое важное — кто?  Где гарантии, что любой из нас сейчас не…  Закончится передача, он пойдёт заниматься своими обычными делами,  жить размеренной жизнью, а ему начнут не просто приходить эти мысли,  а потом ещё толкать к реализации.  И причём настолько нагло подменяя,  действительно подменяя, как мы уже говорили на предыдущих передачах,  и искажая реальность, в которой находится человек.  Я ещё немножко зачитаю, потому что важно, что происходило у человека во внутреннем мире,  когда он находился… столкнулся с этой силой огромной:  «Встретились с Колей у мостика. Я приехал с новой одеждой.  Сказал Коле, что мне нужно сфотографировать его для моей литературной работы связанным.  Я какой-то урод, которому приносят удовольствие детские страдания.  Не могу писать, душат рыдания.  Опять хотел покончить с собой, но не смог».  То есть какая идёт огромная борьба и  насколько человек пытается остановиться:  «Я надеялся, что женитьба поможет мне отвлечься от моих мыслей, но это была ошибка».  «Ад и рай» — название выдержки:  «Мы как-то отправились на море.  На одной из станций я вышел прогуляться.  Со мной вышли два красивых мальчика. Они резвились.  Сквозь половое возбуждение я услышал звук приближающегося поезда.  Я хотел броситься под него в этом сладком экстазе,  чтобы моя жизнь закончилась в этот прекрасный момент,  но неожиданно врезался в растущую у дороги яблоню, которую раньше не заметил.  Я расстроился, что у меня ничего не получилось».  То есть человек, чтобы остановить эти преступления,  совершает неоднократно суицидальные попытки, но ему это не удаётся.  То есть что-то его держит.  Его держит, да. И ещё один момент.  Это письмо жене уже после ареста:  «Дорогая Людмила Ивановна! Прости за всё.  Я только в тюрьме понял, что не имел права жениться и иметь детей.  Я урод. Я посылаю тебе перечень признаков своего отклонения.  Сохрани их в секрете, но следи за детьми.  Самое главное — стать их другом.  Ты должна знать их мысли и сны.  Наберись мужества и расскажи взрослым детям о моём отклонении.  Врачи не признают это невменяемостью, но сила порока такова,  что я терял рассудок и подчинялся злой воле».  То есть человек прямым текстом описывает  и называет вещи, как говорится, своими именами, чему он подвергся.  Те примеры, которые сейчас зачитывала Татьяна, я не знаю…  я считаю, что это какие-то вопиющие случаи,  когда есть явные показатели того, что человек действует против своей воли.  Их легко рассматривать с точки зрения науки, с точки зрения профессионализма,  когда ты от этого всего отстранён.  Мы в предыдущих наших Играх говорили о том, что, по сути, мысли провокационные,  негативные приходят каждому человеку.  Да, на сегодняшний день в нашем обществе, к сожалению, не принято говорить об этом открыто.  Но представьте, просто представьте, что это может действительно произойти с вами.  Как начнут на это реагировать те люди, которые близкие вам?  И поскольку я обращаюсь не только к тем, кто находится на экране монитора  (хотя смотрю на вас),  также это касается и всех участников, которые пришли к нам сегодня в студию.  Среди наших гостей (я считаю, что нам очень будет полезно в этом разобраться)  есть ваш коллега, доктор, медик.  У него в жизни произошла довольно неприятная история.  Мне бы хотелось, чтобы он поделился с вами и с нами всем тем, что было,  и мы потом вместе с вами обсудим, что же это такое.  Недавно со мной произошла такая ситуация:  я попал в аварию.  Ехал за рулём, рядом сидела мать, отец сзади сидел.  Ехал по главной дороге, сбоку стояла машина,  и можно было повернуть направо для того, чтобы припарковаться.  И на заднем плане в тот момент было сужение сознания,  было давление на голову, особенно был комок в груди.  И мне пришёл приказ развернуться.  Когда я начал разворачиваться в другую сторону, пришёл приказ:  «Что будет, если ты въедешь в машину?»  Я чётко ощутил, как моя нога с тормоза переходит на газ.  Со всей силы я нажимаю…  и еду на машину, врезаюсь на всей скорости в машину.  При этом все мне кричали: и родители, и те, кто был снаружи.  Такое ощущение, как будто я в какой-то трубе находился:  все кричали, но я своим телом не владел.  И вообще я не знал, не отдавал себе отчёт, что со мной происходит.  Сбоку от машины, в которую я въехал, стояла женщина,  и пришло ощущение (приказ) ехать дальше.  И я не отпустил ногу с газа и наехал на женщину.  Пришло ощущение власти над телом.  Когда это произошло, женщина попала под машину,  я выбежал из машины, и мы её (женщину) вытащили,  вот тогда это давление от головы и солнечного сплетения ушло.  Было состояние абсолютной тишины.  А потом уже, когда прошло некоторое время,  когда это дело уже решалось в полиции,  приходили мысли суицидального характера:  чтобы себе вены порезать или под машину попасть  для того, чтобы вызвать у кого-то жалость, чтобы забыть эту историю.  Но благодаря тому, что я был знаком с книгами Анастасии Новых  и с передачами с участием Игоря Михайловича,  это дало мне возможность выйти из этого состояния.  Вот такой случай со мной произошёл.  Александр Кравченко: Спасибо большое.  Скажи, пожалуйста, те состояния, которые ты описал как давление,  сжатость, а потом это всё рассосалось, была тишина, — слышал ли ты какие-то голоса?  Или голос?  Да, был чёткий приказ ехать прямо в машину  и приказ перенести ногу с тормоза и нажать на газ.  Чётко. Это было 100 %.  Когда достаточно плавно, с таким упоением я просто переносил ногу с тормоза на газ.  Александр Кравченко: Извини, пожалуйста, я хочу ещё уточнить пару моментов:  ты ли переносил ногу?  Переносило ногу тело, которое я не контролировал.  Александр Кравченко: А где был ты в этот момент,  твои ощущения или твои наблюдения всей этой ситуации?  Игорь Гоголь: Такое ощущение, вроде я вне тела,  вот если бы как тело внутри меня.  Александр Кравченко: Хорошо, а скажи, пожалуйста,  было ли такое (после того, как совершилось столкновение, наезд на женщину):  «Молодец!» или «Да как ты мог?»  Вот что-то такое? Похвала, обвинение?  Игорь Гоголь: Просто приходили сначала мысли власти над телом,  не мои, а кого-то с другой… какая-то третья сила.  А потом начинались обвинения и даже, время от времени,  во снах приходили  картинки, как если бы снова…  приходит момент аварии и обвинения:  «Сделай что-нибудь себе!», «Ты виноват в этой ситуации»,  «Почему ты её не контролировал?»  Елена Пренгеманн:  Можно ещё вопрос по этому случаю?  Александр Кравченко: Конечно, Елена.  Елена Пренгеманн: А что происходило до этой поездки?  Потому что, как известно из информации из передач с участием Игоря Михайловича Данилова,  из книги «Эзоосмос»,  такое воздействие происходит только тогда, когда человек был открыт.  То есть было ли до этого какое-то эмоциональное состояние?  Может, с кем-то ссорились или переживали по какому-то поводу?  Потому что здесь должна быть какая-то точка входа это всегда эмоция, в основном негативная.  И вот вопрос: что было перед этим?  Почему такое случилось?  Почему дали возможность развиться такой ситуации?  Как Вы это можете объяснить?  Ничего такого не происходило.  Перед тем, как произошла эта авария,  я не мог уснуть,  всю ночь у меня были сны.  Не сны даже, а переживания по поводу того, что я буду ехать за рулём в машине:  машина, какие-то проблемы с ездой на машине  вперемешку с какими-то переживаниями, с давлением.  А чего-то конкретного не было, может, не обратил внимания.  Елена Пренгеманн: Понятно, что были переживания всё-таки какие-то.  Игорь Гоголь: Да, были переживания.  Елена Пренгеманн: То есть не было внутреннего состояния покоя и радости,  а было какое-то эмоциональное состояние.  Да, была эмоция.  Елена Пренгеманн: Спасибо.  Игорь Гоголь: Когда ехал за рулём, было ощущение гордыни , что вот я еду за рулём в машине.  Я хочу обратить ещё раз наше внимание на то, что такой же человек, как и мы все,  ваш коллега, не смог противостоять просто, элементарно.  Ведь Игорь очень чётко описал те состояния —  он не управлял телом,  а просто наблюдал за тем, что он ощущал, вот это давление.  Интересный момент, что за ночь до этого он не мог уснуть,  были навязчивые мысли, была эмоция.  Просто представьте себе: это автомобиль.  И чем закончилась ситуация?  Пострадал другой человек.  Или, к примеру, глава государства, у которого рядом красная кнопка,  и если на него точно так же будет давление…  Мы понимаем, что никакая регалия, никакой статус…  Я не знаю, доктор я медицинских наук, не доктор, учёный, профессор,  генерал, президент — никто не может защититься от этой напасти,  от этой твари, которая распустила свои лапы и когти на каждого  и тихо притаилась, спряталась, как бы «это не я»,  выдавая это всё за действия любого человека:  «Он ненормальный, дегенерат, маньяк!»  или ещё какой-нибудь диагноз, навешивая ярлыки.  В третьей нашей Игре я задаю и думаю, что буду продолжать задавать этот вопрос:  «А почему так происходит? А кому это выгодно?  Долго над нами будут ставить эти эксперименты?»  Ведь, по сути, это крик о помощи.  Всё человечество и каждый член общества, независимо от страны,  кричит, приходит и просит о помощи.  Но только кто-то идёт к психиатрам и психологам,  а кто-то идёт в религию и просит изгнать из него бесов.     Спасибо большое за Ваш пример.  Вы сказали о том, что Вы чувствовали воздействие третьих сил, что это было некое давление извне.  Татьяна Пеуврел: Да.  Опишите, пожалуйста, как проявлялось это воздействие?     Хорошо, я ещё хочу у Вас уточнить.  Вам поставили диагноз «послеродовая депрессия», верно?     Александр Кравченко: Хорошо, спасибо. Это очень важный и интересный момент.  Снова вопрос к вам, господа профессионалы и специалисты.  Татьяне ответили: «Это нормально».  То есть что нормально? Нормально жить в таком состоянии?  Нормально испытывать те ощущения, которые переживал человек?  Это нормально?  Как вы считаете?        Господа профессионалы, ваши коллеги до этого сказали об очень интересной и значимой вещи:  когда пациенты приходят с проблемами  навязчивых мыслей  или вот таких вот давящих состояний,  то психиатрия никак не отвечает на это, она никак не помогает.  То есть наука, психиатрия, на сегодняшний день оставляет человека в этом безвольном рабстве,  она ему даже шанса не даёт оттуда выйти.  Те вещи, о которых сейчас говорила Елена по поводу мыслей  (даже с самоваром), — это же фантастический пример.  Это явный показатель работы системы.  Ведь не только Елене пришли мысли с самоваром,  они пришли всем, и не просто пришли, а их ещё реализовали это.  Скажите мне, пожалуйста, что же  с этим делать нам, обычным людям,  если даже специалисты поддаются на это?  Ольга Шмидт: Можно я тоже скажу?  Александр Кравченко: Конечно.     Но помимо нашего сознания  есть определённые силы, которые также вмешиваются.  Они как третьи лица.  Это вот как гипнотизёр, который вмешивается в сознание людей  и человеку рассказывает, что он певец.  И человек верит в это, и он поёт и тому подобное.  И он действительно может считать себя знаменитым певцом —  тем, кого внушил ему гипнотизёр.  Это третьи силы.  Третьи силы зачастую забирают раньше времени жизнь человека,  потому что они так же голодны, как и сама система.  Опять-таки возвращаясь к тому, кто в жизни не думал о том, как он убьёт другого человека?  Эти мысли приходят, как программа телевизионная, всем.  Просто не все это распечатывают.  Кто из детей не думал о том, как они убьют своих родителей и тому подобное?  Но ведь об этом не принято говорить, об этом молчат, это общество замалчивает.  Но каждый ребёнок, он переживает эти моменты.  Это надо знать.  А это нормальные мысли или нет?  Откуда они идут?  Это также общее поле, скажем так.  Ненормальное поле, откуда эти мысли навязываются всем.  Но кто-то их реализовывает.  И вот знания про тех же кандуков, про все вот эти вот метафизические,  нереальные, несуществующие силы,  допустим, у тех же психиатров — это хорошее оружие.  Но священники о них знают, пусть не все, но знают,  что есть нечисть, и они борются в силу своих возможностей.  Но беда в том, что на сегодняшний день молодёжь не ходит,  чаще попадают к психиатрам, чем к батюшке на исповедь.  Ну разве не так? Андрей Ковтунов: Конечно.  Звучит как фантастика.  Ну правда, вот ну послушаешь вот так — ну сказка-сказкой,  если бы не реальные вещи, которые за этим стоят  и объяснить их по-другому, даже с позиции науки, просто невозможно.  А с позиции метафизики это вполне допустимые вещи.  А вот с позиции Знаний, к сожалению — это доминирующая проблема сейчас в обществе.  Это поголовно и этого очень много.  У меня к вам есть ещё один не менее интересный вопрос.  Скажите, пожалуйста, ведь то, о чём даже сейчас вы говорили, это всё очень интересно.  Мы понимаем, что мы имеем дело с сознанием.  Прекрасно.  Этот термин, которым пользуемся мы не только в нашей Игре,  но это также и ваш профессиональный термин.  Я более чем уверен, у вас есть определение сознания, его характеристики.  Тогда скажите мне, пожалуйста, такой момент:  ведь действительно много ваших коллег, учёных занимались этой темой,  изучали, написали научные труды, диссертации, книги, фильмы сняли,  тесты провели, а что мешает идти дальше?  Что вам как специалистам или вашим коллегам мешает  (вам проще, наверное, вжиться в эту роль, потому что вы с этим сталкиваетесь,  вы учёные умы, в отличии от меня),  что не даёт пойти дальше? Что не даёт разобрать?  То, что мешает вокруг моим коллегам,  то, что я наблюдала, — это какой-то страх расстаться с некой зоной комфорта,  с тем, что уже знают, с тем, что человек для себя определил.  Страх и лень, по сути дела.  И опять же это сколько диссертаций и сколько…  По сути, с чем я столкнулась?  Мне нужно было взять, вытрясти всё, что я знаю,  выбросить это и начать наполнять себя новым опытом и новыми знаниями.  Но этот шаг необходим, то есть просто отбросить то, что не работает.  По-честному посмотреть на эти вещи и увидеть, что это не работает и мы не знаем ничего.  Когда ты доходишь до этого нуля — вот с этого начинается движение вверх.  Но если ты до нуля не дошёл, а это процесс далеко не простой,  и тут мешает очень сильно гордыня:  «Как же я столько училась, 7 лет в институте, потом ещё интернатура, потом ещё сколько лет практики.  И это всё помножить на ноль?»  Но на самом деле это нужно сделать.  Это единственное, что здесь может, как говорится, вылечить от этого маразма профессионального.  И другого лекарства нет.  А скажите, пожалуйста, что мешает изучать сознание?  Татьяна Пеуврел: Ничего не мешает. Лень мешает и гордыня.  Андрей Ковтунов: Так и что вы описываете?  Диана Олейник: Мы описываем характеристики сознания.  Получается, что именно сознание мешает изучать сознание.  Так получается?  Диана Олейник: Конечно. Сопротивляется его изучению.  Можно я поделюсь ещё примером.  Я сидела, слушала, когда случай с коллегой произошёл,  как он нажал на педаль газа и не смог этому противиться.  Недостаточно только послушать передачи или прочитать книги, конечно.  Я просто взяла (как Игорь Михайлович говорил, чтобы записывать,  учиться, наблюдать за мыслями) и стала это делать.  И мне сейчас стало понятней.  Накопилось, конечно, очень много наблюдений,  когда ты сам записываешь поток своих мыслей  и учишься его отслеживать, наблюдать.  Такие интересные наблюдения у меня ещё появились.  Например, я сижу читаю книгу  (очень простая ситуация), и вдруг:  «Встань, пойди возьми яблоко».  Я наблюдаю: зачем?  Я только что позавтракала,  то есть моё тело совершенно не испытывает никакого чувства голода.  Но есть другой очень интересный момент.  Я наблюдаю, как идёт мгновенная реакция тела:  оно встаёт прежде, чем даже я успеваю это осознать.  И этот момент очень интересный.  Таких примеров я могу привести очень много.  Я сижу работаю за компьютером: «Переключи, зайди на этот сайт».  Зачем? И всё, моя рука это делает уже автоматически.  Это маленькие фрагменты, но такое ощущение, что оно приучает нас подчиняться ему  вот такими маленькими ситуациями.  И в какой-то момент оно мне даст другой приказ, нажать вот так на педаль газа…  Я сама водитель, я знаю, как это, когда ты едешь по дороге.  Я помню, ехала с детьми, дорога скользкая, зима:  «Пойди на обгон».  Я вижу, что это не условия вообще для обгона в данном случае, я рискую.  Но я наблюдаю это, отслеживаю, я могу.  А если это не наблюдать — ты даже не успеваешь это замечать.  Поэтому здесь уже вопрос стоит в том, чтобы просто учиться это делать в своей жизни,  в своей практике, приобретать этот опыт и делиться этим опытом с другими людьми.  Это очень важный момент.  Это, кстати, очень важный, действительно, момент.  Для меня это тоже было таким определённым открытием,  что если я слушаю приказ: «Съешь печеньку»  и подчиняюсь ему,  то когда я услышу приказ «Убей» — я убью.  И это нужно понимать, это одно и то же.  То есть если я подчиняюсь сознанию в этой ситуации, в маленькой,  то я подчинюсь и в большей.  Гарантии нет, что я не подчинюсь.  Татьяна Зинченко: Нет гарантии, да. Если ты в рабстве — ты в рабстве.  У нас вопрос открыт по поводу того,  что же всё-таки не даёт специалистам продолжать изучать тему сознания,  углубляться в ней, находить ответы,  сделать, чтобы профессиональная деятельность стала полезной.  Вы уже озвучили не раз, что это страх, это гордыня,  также говорилось, что это сомнения.  И Андрей очень хорошо отметил: «А не инструменты ли это сознания?»  И если господа психиатры, скажем так, находятся под действием сознания,  то как они могут его изучать?  Куда оно их заведёт?     Вспомнился такой случай из истории нейрофизиологии.  Был такой британский учёный — Шеррингтон, он учитель и Пенфилда, и Экклса.  И, собственно говоря, он тоже отстаивал эту идею  насчёт того, что сознание не в мозге,  и его познавать нужно иначе,  что это больше физическая полевая структура.  Когда ему было 96 лет, его пригласили на конференцию нейрофизиологов,  они там размахивали (с такой вот радостью успехов каких-то достижений)  своими электроэнцефалограммами, томограммами.  Он слушал их доклады, выступления, а потом  (96 лет, старичок) вышел на кафедру и говорит:  «Господа, я вас поздравляю.  Поздравляю с полным и тотальным поражением,  потому что мы должны сейчас,  глядя на все эти томограммы, электроэнцефалограммы, признать с вами одно —  что мы знаем о сознании столь же мало, как и 2 000 лет назад».  Чудесно.  Оно того стоило, чтобы хотя бы как минимум это признать.  Татьяна Зинченко: Оно того стоило, человек озвучил.  А насчёт медикаментозного лечения…  Дело в том, что это не то, что симптоматически или как-то безвредно:  человек ходит в состоянии медикаментозной отстранённости,  но хотя бы не в депрессии, хотя бы не в психозе.  Нужно понимать, что это опасно.  На самом деле мы воруем у человека время,  мы крадём у него время жизни.  Он это время (из-за нашей некомпетентности и невежества) потратил впустую,  он в это время мог бы работать над собой,  а он это время пребывал во сне, что ему, может быть, станет лучше.  Поэтому это небезвредно, это на самом деле наносит вред,  если посмотреть с позиции именно развития духовного, Личности человека.  Т: Да, и поэтому знания о том же сознании очень важны.  И учёные, изучая сознание, жалуются на то, что ответ на вопрос «Что такое сознание?»  требует именно выхода за пределы стандартных научных методов.  Ведь трудность изучения у них возникает уже на этапе постановки самого вопроса  «Почему существует сознание?»  И у исследователей даже термин есть такой — «трудная проблема сознания».  Ж: Да, есть такое.  Т: Да, в научной среде эта проблема является важным предметом исследований  и в современной философии сознания,  и в психологии, и в нейронауке, и в той же квантовой физике.  Учёные разрабатывают различные теории сознания,  изучают возможности, в том числе и интроспекции, то есть самонаблюдения.  Но проблема в том, что они ведут по большей части именно теоретические исследования,  то есть они сознанием исследуют, так сказать, «срезы» того же сознания  и делают выводы через собственное сознание,  при этом оставаясь в своей жизни рабами самой системы, рабами сознания…  Даже вот отмечено, что как только углубляются в проблемы сознания,  то и пошатывается собственное здоровье и эти люди начинают болеть.  Но, по сути, само сознание и выполняет вот эту роль универсальной заглушки  в изучении самой системы.  ИМ: Система стоит против того, чтобы человек смог изучить систему.  То есть люди, пытавшиеся научным путём изучить сознание через своё сознание,  всегда приходили к тупику.  А те, кто подбирались поближе, просто утрачивали здоровье,  причём многие навсегда, кто был слишком настойчив,  а некоторые лишь на время, пока занимались этим изучением.  И через это прошли очень многие исследователи.  Как только они подбирались к чему-то интересному — вся группа заболевала,  а как только прекращались эксперименты — выздоравливали.  Чем более настойчивыми становились, тем тяжелее проявлялись заболевания.  Это факт, который зафиксирован, и таких групп, кстати, было очень много.  И очень многие, кто сталкивался с этими проявлениями,  они просто бросали свои исследования.  Почему?  Потому что начинается метафизика, необъяснимое.  И очень многие из современных нейрофизиологов,  учёных других направлений,  которые в действительности изучают сознание, как оно работает, как оно функционирует,  прекрасно понимают, что они сталкиваются с какими-то паранормальными,  метафизическими проявлениями,  и они боятся даже об этом говорить.  А кто в них боится? Опять-таки то же самое сознание:  «А что о них подумают люди? Они утратят свою учёность».  Т: То есть сознание предлагает им вложить внимание в её программы страха и сомнений.  ИМ: Да. Очень многие люди лишились здоровья, многие лишились и жизни,  когда пытались с помощью своего сознания изучить сознание.  Ну это всё равно как бунт на корабле:  корабль огромный, а здесь пара моряков решили побузить, скажем так.  Ну, естественно, их или усмиряли, или выбрасывали за борт по законам того времени.  Т: То есть система не позволит себя изучить?  ИМ: Система, естественно, не позволит себя изучить,  если в человеке доминирует Сознание, а не Личность.  Систему можно изучать и нужно изучать, но только лишь с позиции Личности  как Духовного Наблюдателя, то есть доминирования Духовного начала в человеке,  а не вторичного сознания материального начала,  которое происходит от системы или того, кого вот в религиях называют дьяволом.  Если ко мне придёт человек и пожалуется: «Вот у меня есть навязчивая мысль».  У меня вопрос практический:  что я могу ему посоветовать, как справиться,  как не дать этой навязчивой мысли овладеть его сознанием  и привести в исполнение то действие, которое оно хочет?  Эльчин Ахмедов, : Более 1400 лет назад ответ на это был дан в Коране, в 7 суре, в 200 аяте,  где сказано, что если сатана клонит тебя к дурному, видениями твой ум навождая,  то проси помощи лишь у Аллаха.  И в данном контексте это следует понимать именно  исходя из знаний о двойственной природе человека.  Как мы знаем, в этом мире есть две воли.  И если одна сила приказывает тебе что-либо сделать,  то, соответственно, выход в данной ситуации — это переключить своё внимание на другую волю,  уйти именно под защиту Всевышнего.  Я бы хотела дополнить по поводу влияния третьих сил на нас извне.  У меня позавчера был такой опыт: стою на кухне дома, готовлю еду, у меня в руках огромный нож.  Рядом начала нервничать дочь (кричит), ребёнку что-то  не нравится.  Она кричит минуту, две, три, и тут очень громкий голос в голове:  «Зарежь её, чтобы она не кричала».  И (голос — это было бы полбеды) я ощущаю резкий толчок в спину,  а потом оно переходит мне в правую руку, и там, где у меня нож,  рука просто на пару миллиметров начинает подниматься вверх.  Слава Богу, что я делаю практики  и в тот день слушала передачи с Игорем Михайловичем,  и я отслеживаю этот момент.  Я отслеживаю чётко, что меня толкнули, что это не я, что это вообще не моё.  И я начинаю смеяться,  у меня просто такой смех, что я говорю: «Что ты делаешь, что ты мне предлагаешь?»  Потом уже анализировала: оно моментально затихло,  такое потом, после этой атаки, чувство, как будто бы в бункере — абсолютной тишины;  всё, сознание ушло на дно, потому что я обратила внимание на эту атаку.  Да, чувство какой-то глобальной такой тишины.  И потом я уже отслеживала:  этот удар был просто ощутим телом,  как  когда мы на море резвимся, поворачиваемся спиной к волне,  и когда она на нас накатывает, толкает в спину — то же самое, и потом эта волна перешла в руку.  Что я поняла для себя, какое осознание пришло:  чтобы от этого всего защищаться, нужно обязательно наблюдать за своими мыслями,  чувствовать себя и чувствовать не себя, нарабатывать этот чувственный опыт.  Я не понимала долго, что значит  чувственный опыт?  Как это? О чём это?  Это именно чувственный опыт, когда я чувствую себя:  я чувствую, где есть я, а где есть моё тело, сознание,  и когда говорит этот какой-то электронный голос, чужой, вот не слушать его.  То есть как можно от этого защититься, не выбирать убивать, или выбирать убивать —  делать духовные практики и отслеживать этот голос в голове, уходить от этих негативных мыслей.  Александр Кравченко: Хорошо, спасибо.  Эльчин Ахмедов: Было сказано ключевое, что «это не моё».  Об этом тоже в Коране говорится в 34 Суре в 20 Аяте,  что Иблис (это сатана) заставил их признать его мысль правдой и последовать за ним.  Кроме немногих из верующих, у кого есть понимание и, скажем, работа над собой,  и понимание, что такое на самом деле вера в Духовный мир, вера во Всевышнего,  эти люди как бы защищены от того, чтобы принимать эти мысли как свои.  Я одно время работала в роддоме, в Центре планирования семьи  как психотерапевт, психиатр,  и мне приходилось очень часто сталкиваться с послеродовыми депрессиями.  Этот опыт был одним из тех, который подтолкнул искать ответы на вопросы  «Что же происходит в этих случаях?»  Потому что зачастую бывало так:  женщина, которая ждала ребёнка, которая хотела ребёнка  и радовалась тому факту, что у неё будет ребёнок,  готовилась к его рождению, и отношения с партнёром тоже были хорошими  (то есть никаких предпосылок для депрессии совершенно не было)…  Но после рождения ребёнка начинало развиваться то, что называют послеродовой депрессией,  можно сказать, на пустом месте, потому что не было никаких особых стрессов,  экстраординарных ситуаций, обид в прошлом,  каких-то, как мы говорим, психотравмирующих факторов,  но у женщины развивалось такое состояние.  С чего оно начиналось?  Все описывали, по сути, одинаково:  холод, отстранённость от этого ребёнка, как будто не включался материнский инстинкт,  не то, что любви не было человеческой,  а даже, можно сказать, на инстинктивном уровне это не работало.  То есть она к ребёнку относилась как к чему-то чужеродному и неживому.  Они так и описывали:  «Это как кукла или какой-то неодушевлённый предмет,  и у меня нет никаких чувств к этому ребёнку».  Как перекрыта была любовь, и это сопровождалось двумя эмоциями.  С одной стороны, стыда и вины:  «Как я так могу относиться к ребёнку»,  и второй момент — был очень сильный страх:  «Как такое со мной может быть, почему так?»  То есть женщина не понимала, что с ней происходит.  Многие описывали ощущение сжатия и тревогу,  которая ни с того ни с сего накатывала, которой не было никаких объяснений,  и нежелание заботиться об этом младенце.  Многие отмечали, что после этого приходили мысли что-то сделать с ребёнком.  Одна женщина рассказывала:  «Вижу нож — зарезать, вижу подушку — задушить, вижу верёвку — задушить…»  Видит какой-то предмет тут же идёт приказ:  «Сделай это при помощи вот этого предмета».  В этой ситуации (одна женщина с такими симптомами обратилась), что ей помогло?  То, о чём говорил Эльчин, — обращение к Богу.  Она, во-первых, открылась — рассказала об этой ситуации не только мне как специалисту,  но ещё и своей свекрови, и свекровь сказала:  «Знаешь, у меня было то же самое, когда я родила ребёнка».  Она посоветовала ей с искренней открытостью попросить помощи у Бога.  По сути дела, это стало у неё духовной практикой,  она не просто читала молитву, а обращалась с Любовью и благодарностью к Богу.  И ей стало легче наблюдать эти мысли и не делать…  Она говорит: «Я уже иду к окну выбрасывать ребёнка, останавливаюсь, и не делаю этого;  начинаю в полусне его душить — останавливаюсь, не делаю».  Сначала в действиях, поступках, потом уже на уровне мыслей начала отслеживать,  потом они реже и реже к ней стали приходить,  и через какое-то время она почувствовала, что к ней возвращается нежность,  желание заботиться и ей становится интересным этот младенец,  начало возвращаться чувство Любви к ребёнку.  Таким образом она от этого избавилась, такой работой над собой.  Если подрезюмировать, то каким будет ответ на заданный вопрос?  Ответ на заданный вопрос, если подрезюмировать, будет таков:  всё начинается с отделения себя от работы сознания,  нужно учиться наблюдать это отдельно от себя, быть в позиции Наблюдателя.  Но без духовной практики, без обращения к чувству Любви и благодарности к Богу,  без связи с Источником, без помощи Духовного мира  здесь не обойтись при воздействии третьих сил.  Потому что это 2 параллельных процесса,  которые дают возможность, шанс человеку выбраться из этого и довольно быстро:  то есть это не какие-то там месяцы или годы, это, по сути, дни.  Я сейчас хотел бы обратить внимание всех участников  на те ответы, которые дали Эльчин и Татьяна.  Лично мне радостно слышать это, потому что только в формате нашей Игры,  мне кажется, возможно, чтобы доктор, специалист, говорил об обращении к Богу,  говорил об обращении к Духовному миру.  Не знаю, может, у вас это принято:  к вам приходит пациент со своими жалобами — вы ему дали свод молитв…  и это нормально; может быть, психиатрия у нас сейчас плотно связана с религией…  Но это действительно уникальный момент.  Спасибо вам большое, что поделились,  спасибо вам большое за такой вопрос.  Как раз для этого мы и играем с вами, как раз для этого и был придуман этот формат,  чтобы вы могли экспериментировать,  чтобы вы вышли за рамки того, где находится сейчас ваша профессия.  Елена и Александр сегодня привели очень хорошие примеры,  что современные исследования идут через материю, идут через тело.  Получается, чтобы определить, есть ли у человека депрессия или какое-то психическое расстройство,  или он подвержен воздействию третьих сил,  ему нужно пойти сдать анализы?  Так получается? Взяли у меня кровь, сказали: «Я поздравляю вас…»  Татьяна Зинченко: «…вы одержимы бесами».  Александр Кравченко: Да, «…у вас бесы».  Хорошо, спасибо, давайте подтвердим как-то эти анализы?  И меня направят в какую-то ещё лабораторию…  Вы сами понимаете патовость и тупиковость ситуации, к которой идёт эта наука.  Думаю, также прекрасно вы понимаете уникальность и свободу формата Игры,  в которой мы сейчас с вами с радостью играем,  поэтому  давайте продолжим.  В первой и второй Игре мы поднимали очень интересные темы,  чего-то просто коснулись, прошли вскользь, а где-то нам удалось углубиться,  поэтому было бы интересно поговорить ещё о зависимостях.  Большинство суицидов, большинство преступлений  совершались как раз в состоянии алкогольного опьянения.  То есть человек зависим.  Говоря о сознании, все мы прекрасно понимаем те инструменты,  которыми оно воздействует (мы сегодня это озвучим).  Человек становится зависимым от сознания.  Расскажите, пожалуйста, вот эти механизмы,  было бы очень полезно послушать и разобраться в этом всём.  Да, тема зависимостей, в частности алкогольной и наркологической,  до сих пор остаётся очень актуальной.  Алкогольная и наркологическая зависимость на сегодняшний день занимают где-то процентов 10  от доли всех психических расстройств.  Зависимость или аддикция, как называют, так и переводится — «пагубная привычка», «привыкание».  Она воспринимается, ощущается как состояние,  при котором у человека навязчивая потребность в совершении какого-то действия или в веществе,  несмотря на то, насколько это имеет негативные, разрушительные последствия как для него самого,  так и для людей, которые его окружают.  Сейчас я обрисую, как смотрит на это наука на сегодняшний день,  в частности психиатры, как понимают это психологи.  Они делят все зависимости на химические и поведенческие, или психологические.  К химическим относят, прежде всего, те, которые развиваются  на основе приёма какого-то химического вещества:  алкоголь, наркотики, табакокурение, токсикомания.  К поведенческим, или психологическим относят все виды игровых зависимостей,  эмоциональные зависимости, азартные игры, пищевые зависимости, трудоголизм в том числе  (несмотря на то, что он очень поощряется сегодня в обществе,  считается социально приемлемой зависимостью).  На сегодняшний день среди врачей и учёных очень много споров и много сторонников теории,  что абсолютно все зависимости имеют химическую природу.  На чём это основано?  На том, что в нашем мозге есть так называемые мезолимбические пути  (для широкой аудитории они  больше известны как пути вознаграждения),  и считается, что получаемое человеком удовольствие  напрямую зависит от потока дофамина в этих путях  (то есть мы — это просто химическая лаборатория).  Синтез дофамина, выброс его в определённой нейронной сети,  которая в этом задействована,  происходит не только при введении химического вещества, но и при любом действии,  которое доставляет человеку удовольствие и как бы закрепляет это поведение или действие.  То есть это не обязательно химическое вещество.  На этом вообще основана вся медикаментозная, лекарственная терапия.  Но это ли причина этих зависимостей?!  В противовес такому утверждению у каждого врача есть опыт наблюдения того,  что настоящий выход из зависимости происходит тогда, когда сам человек принимает это решение.  Несмотря на то, что на уровне тела проходят очень некомфортные для человека реакции,  он с этим способен справляться.  В один день он принимает решение — и всё, зависимости больше нет!  Это относится и к алкоголизму, и к наркомании.  Есть очень интересная статистика, которую предоставили немецкие исследователи.  Они просчитали, что эффективность профилактических мер  составляет примерно 20 %, а эффективность от лекарственной терапии  при лечении алкоголизма и наркомании равна 1 %.  Это говорит о том, что если мы сосредотачиваем своё внимание  и считаем, что причина любой зависимости, её продолжительность,  способность выхода из неё является химической, но она априори не верна.  Есть психологические причины,  по которым у человека может развиваться зависимость уже во взрослой жизни.  Все эти причины уходят в раннее детство и связаны с условиями воспитания ребёнка.  Если ребёнок недополучает эмоционального тепла,  внимания, заботы, внимания к своим потребностям;  если он испытывает какой-то психологический дискомфорт;  если он воспитывается в неполной семье  (а на сегодняшний день 70 % семей неполных, и это статистика);  если между родителями часто происходят конфликты;  если растёт как единственный ребёнок…  Я сейчас специально перечисляю все эти причины, они касаются практически каждой семьи.  На самом деле больше похоже на стремление оправдать.  Диана Олейник: Констатация каких-то фактов.  Александр Кравченко: «Ситуация такая, потому что вот это, вот это, вот это…»,  и понимаешь, что вероятность не попасть в эту группу равна 0 или 2 %…  Диана Олейник: На сегодняшний день — да.  Татьяна Зинченко: 98 % людей живут зависимыми паттернами в отношениях.  Ребёнок, воспитываясь в любой семье, усваивает их на подражании.  Другими словами, любой из здесь сидящих склонен к алкоголизму,  наркомании, игровой зависимости или ещё к чему бы то ни было.  Склонность, если брать аспект воспитания,  присутствует изначально в сознании каждого человека.  Хорошо. Диана, спасибо, что поделились,  рассказали об этих вещах подробно с точки зрения науки.  Если каждый подвержен зависимости,  то почему культура зависимости в современном обществе популяризируется?  Вы прекрасно сейчас сказали, согласно статистическим данным,  любой вид зависимости, куда ни ткни, но ты попадаешь: человек зависим.  Для чего?  Что такого есть в этих зависимостях, что это нам опять же навязывается?  Если мысли, какие-то состояния навязываются нам на невидимом, ментальном уровне,  то зависимость — это уже прямой уровень:  никто ничего не скрывает, реклама по телевизору, на билбордах:  покупай, употребляй, уходи от проблем;  медики рекомендуют даже, если я не ошибаюсь, какое-то количество полезно для здоровья…  Суть в чём?  Отравить организм людей? Или что?  Раз у Вас возник этот вопрос после того, как я описала традиционные взгляды на эти состояния,  значит, они не объясняют.  Александр Кравченко: Конечно, не объясняют.  На самом деле единственное разумное,  приемлемое объяснение на сегодняшний день как раз то, которое даётся в передаче  «Сознание и Личность. От заведомо мёртвого к вечно Живому»,  в которой рассказывается, что такое сознание, что такое Личность, какова их природа,  как они взаимодействуют между собой.  Есть ещё один очень важный момент, для меня это было вообще полным открытием:  Игорь Михайлович даёт в этой передаче знания о первичном и вторичном сознании,  то есть не просто есть сознание — есть первичное и вторичное сознание.  Углубившись в это изучение, можно прийти к пониманию,  что такое первичное сознание.  Первичное сознание — это сознание животное, которое присуще всем животным.  Оно зарождается ещё внутриутробно и развивается вместе с головным мозгом.  После рождения человека это сознание напрямую связано с телом человека.  Тут есть один очень интересный момент,  я просто даже его зачитаю (я уже знаю, как работает сознание, как оно дурит):  именно вот это первичное сознание,  «оно управляет как раз всей химией и всем остальным».  То есть первично воздействие этого сознания,  а уже химия в организме, всё, что происходит с нашим телом, —  это следствие уже воздействия сознания.  Это очень важный момент, и он многое проясняет.  Есть вторичное сознание, или человеческое сознание, новое сознание.  По сути, это наш интеллект, это то, за счёт чего мы обогнали в развитии животных,  в интеллектуальном развитии.  Вторичное сознание агрессивно и активно.  Когда это было озвучено, стало понятно,  почему мы не можем прийти к спокойному состоянию.  Если мы себя осознаём как тело и сознание,  и мы пытаемся какими-то методами прийти к сбалансированному,  спокойному состоянию и в нём оставаться,  эти навыки самообладания по определению невозможны  (ведь мысли — это то, как мы ощущаем сознание,  этот бесконечный навязчивый поток, вот даже по активности своей, он очень активен),  это невозможно по природе сознания.  И если я — это сознание, то ни о каком самообладании вообще речи быть не может.  Если рассматривать ту же алкогольную зависимость с точки зрения  первичного и вторичного сознания, то первичное сознание характеризуется…  Во-первых, вся гордыня — это первичное сознание,  все разрушительные эмоции — это первичное сознание.  По сути, что происходит?  Происходит конфликт сознаний,  ведь зависимость — это убегание путём изменения состояния сознания от реальности жизни.  И получается, что первичное сознание пытается уйти из-под контроля вторичного сознания  в этом конфликте.  Но есть ещё один важный момент, который озвучен в этой передаче:  если вторичное сознание и система через него  подчиняет себе первичное сознание, то Личность обречена.  То есть у неё перекрывается связь с Душой,  и уже ни о каком духовном развитии речи быть не может.  Здесь тоже очень важный момент для понимания, и система это прекрасно знает.  Если она управляет нами, нашим сознанием,  то, собственно, алкоголизм и наркомания — яркий пример того,  что происходит с человеком с человеческим существом,  если им полностью управляет система и первичное сознание —  он просто превращается в тупое деградирующее животное.  То есть это просто очередной инструмент порабощения?  Это инструмент порабощения человека, совершенно верно.  У меня здесь есть ещё цитаты из книги «АллатРа»,  где очень хорошо об этом сказано, и я бы хотела их зачитать.  «Один из способов Животного разума полностью подчинить себе человека —  спровоцировать в нём желание употреблять алкоголь или наркотики.  Когда человек начинает употреблять алкоголь или наркотики,  Животный разум начинает полностью доминировать над ним, порабощать,  блокируя любые возможности проявления силы от Духовного начала…  Для Духовного начала в человеке — это крах,  это всё равно, что, образно говоря, Душу поместить в смертельно ядовитую среду…  Алкоголь и наркотики делают из человека послушного раба Животного разума  и даже в небольших дозах убивают в нём росток духовного».  На этом моменте я бы хотела остановиться.  Правильно мы говорим, что нет никакого сопротивления даже  или осуждения этому явлению в обществе сейчас активно.  Даже 20 лет назад это всё было совершенно иначе,  а сейчас, я не знаю, этих специализированных магазинов больше, наверное, чем продуктовых.  Даже они не нужны: в каждом продуктовом магазине есть эти отделы.  То есть ассортимент алкогольных напитков постоянно растёт.  Все герои в кинофильмах, на которые ориентирована молодёжь,  алкоголь — это как неотъемлемая часть их жизни:  обязательно выпить бокал вина, бокал шампанского, рюмку коньяка.  То есть это что-то навязывается людям как  какая-то неотъемлемая часть их жизни абсолютно нормальная.  Поэтому и в семьях (это я сама наблюдаю), и среди знакомых:  любая встреча, любой праздник (даже необязательно день рождения),  люди просто встретились в кафе — и обязательно бокал вина, и обязательно рюмочка коньяка.  И рядом дети.  То есть, смотрите, какая картина получается.  Сознание разбирается между собой, первичное и вторичное сознание.  Одно из них в качестве своего аргумента использует алкоголь,  то есть с помощью алкоголя (прекрасная цитата из книги «АллатРа»)  порабощается Личность, порабощается человек.  Если посмотреть на всё то, что происходит на сегодняшний день в обществе:  здесь инструмент порабощения, здесь инструмент порабощения, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.  То есть человек, по сути, находится в агрессивной среде, в ограничивающей среде.  И внутренне, и внешне он склоняется к определённым поступкам,  которые ему вообще невыгодны, которые для него крайне губительны.  И мы всё время (вы сами, я думаю, уже заметили) будем возвращаться к этому вопросу:  так кто же за этим всем стоит?  Кому это нужно? Кому нужен такой человек?  Именно такой — раб, просто раб.  Татьяна Зинченко: Я немножко дополню по зависимостям.  Тут вопрос в чём: что с Личностью-то происходит во всех этих постановках?  Ведь страдает в этой ситуации Личность человека,  в первую очередь, потому что всё это происходит за её счёт.  И при гноблении вторичного, и при бунте первичного расплачивается за всю эту,  как Жанна в «Сознание и Личность. От заведомо мёртвого к вечно Живому» сказала,  всю эту презентацию сознания финансирует Личность  своим вниманием и жизненной энергией  (энергией, которая дана для её развития).  И получается такая ситуация: Личность-то стремится к свободе и к счастью,  а получает суррогат от сознания — иллюзию свободы,  иллюзию этой уверенности какой-то,  иллюзию контроля,  потому что там человеку кажется, что он всё контролирует.  Ему море по колено, горы по плечу, когда он под действием алкоголя.  «Я могу бросить в любой момент».  Ни один алкоголик не сказал, что он алкоголик,  потому что если он уже сказал, что он алкоголик, то это первый шаг к выздоровлению.  То есть признать правду, что есть такая вредная привычка, —  отсюда уже можно куда-то двигаться, это начало.  Но они же этого не признают:  «Я могу остановиться, но я не хочу». И всё, иллюзия контроля.  Андрей Ковтунов: «Я же свободная Личность».  Татьяна Зинченко: «Я свободная Личность».  Андрей Ковтунов: «Хочу — брошу, не хочу — не брошу.Сейчас не хочу».  Татьяна Зинченко: Да-да-да, «не сегодня».  Этот самообман, конечно, дорого обходится.  Обходится он деградацией Личности.  Так это, кстати, и называют в психиатрии, и с этим как раз я согласна.  И опять же вмешательство третьих сил часто происходит именно в алкогольном  или наркотическом опьянении, или при другой зависимости.  Могу привести пример.  Женщина (первитиновая наркоманка) убила двух детей,  в проруби утопила двух маленьких детей в этом состоянии,  под влиянием наркотика.  Но не под влиянием наркотика, а её наркотическое опьянение было, по сути, точкой входа.  Это было воздействие третьих сил,  потому что сам по себе наркотик этот не вызывает таких эффектов,  если взять и посмотреть его действие (галлюцинации и ещё чего-то).  А в её картинке она детей спасала из огня и водой гасила огонь.  И она тоже сама горела и в прорубь эту бросилась,  но просто взрослому человеку сложнее погибнуть.  Её вытащили, она осталась жива, а детки погибли.  То есть мы снова возвращаемся к тому, что подменяется картинка у человека в сознании,  он совершает какие-то действия,  а на самом деле всё происходит совершенно по-другому.  По поводу зависимостей, в частности их, мы сегодня говорили,  не в первый раз звучит в сегодняшней Игре (да и в прошлой Игре)  точка входа — алкоголь, наркотики.  Они ослабляют, человек открывается.  А что открывается?  Перед кем? А перед кем открывают?  Что это за дверь или крепость?  Но все эти виды зависимостей, они ослабляют.  Вполне резонно и интересно понимать,  что ослабляется…  Андрей Ковтунов: …и перед кем.  Александр Кравченко: …и перед кем. То есть кто-то же входит?  До этого момента он войти не может, а тут — хоп!  Ответ можно найти в передачах с Игорем Михайловичем Даниловым.  Личность ослабляется.  Человек как Личность не контролирует ситуацию,  он не контролирует свои инструменты: сознание и тело.  И в этот момент возможно влияние извне на его сознание и тело,  то есть перехватывается контроль.  В книге «АллатРа» описывается такой момент,  касающийся работы зеркальных нейронов.  Известно, что при употреблении алкоголя зеркальные нейроны погибают.  Этот механизм происходит не сразу, и не все они погибают.  Скажем, они блокируются от воздействия интоксикации вот этой алкогольной,  но со временем, если это происходит постоянно, просто оно атрофируется.  А что такое зеркальные нейроны,  и с чем связана их работа в головном мозге с точки зрения нашей гипотезы,  то есть тех Знаний, которые изложены в книге «АллатРа»  и в передачах с Игорем Михайловичем Даниловым?  А как раз активность этих нейронов и обеспечивает связь с Личностью.  Но при их такой массовой гибели и атрофии,  по сути дела, эта связь нарушается, естественно, потом, можно сказать, окончательно блокируется,  и человек превращается просто в животное,  которое руководствуется инстинктами первичного сознания.  Тут никакой речи не идёт о духовном развитии.  Все мы помним, что даже кефир люди, серьёзно занимающиеся духовными практиками  (даже не духовными, а медитативными практиками), не употребляли.  А если мы вообще говорим о духовной практике,  то это просто несовместимо, и понятно почему.  Это можно на уровне нейрофизиологии разобрать и увидеть, почему это так.  Мне было очень интересно всех послушать,  особенно обсуждение темы наркомании и алкоголизма.  В Соединённых Штатах наркомания и алкоголизм — это огромная проблема  среди детей, подростков, взрослых.  Все гонятся за временным искусственным счастьем посредством наркотиков,  опиатов или алкоголя, видеоигр, азартных игр.  Все гонятся за неким счастьем вне себя,  вместо того, чтобы искать его внутри.  А в Соединённых Штатах нет таких понятий как смотреть внутрь себя,  контролировать собственные мысли,  контролировать своё сознание,  не слушать голос, который тебе говорит, что нужно пить по выходным или каждый день.  И, как кто-то упоминал, многие люди говорят:  «Ну, я могу перестать пить в любой момент.  Я могу перестать это делать! Но я не хочу».  Хотя на самом деле ведь они говорят,  что у них нет больше силы контролировать себя или противостоять зависимости.  Находясь среди множества своих друзей, которые пьют,  я не пью, не хожу по заведениям и не занимаюсь подобными вещами,  потому что чувствую, что алкоголь убивает в тебе то, чем ты на самом деле должен быть.  Он угнетает центральную нервную систему (как все мы знаем),  и потом ты становишься подконтрольным животному началу, животным желаниям,  и оно отключает функции высшего порядка в ЦНС.  А потом ты просыпаешься и чувствуешь себя больным,  становишься более восприимчивым к злым и негативным мыслям,  и этот цикл продолжается годами.  Говоря о зависимостях, мы говорим и о том, что вызывает зависимость.  На уровне социума мы, по сути, поощряем это.  Мы говорим, что пить — это хорошо, это нормально,  это содействует продлению жизни, что это сделает тебя счастливым,  легче проводить время с друзьями, если ты пьёшь.  Но никто никогда не говорит, что тебе это не нужно.  Всё, что тебе нужно — это ты сам, это работать над собой в каждом дне,  практиковать мысли о хорошем, о том, что ты можешь быть здоровым,  что ты можешь стать лучше как человек.  Как говорится в книге «АллатРа»:  «Всё зависит от тебя».  Тебе надо выбирать между хорошим и плохим,  между пагубными привычками и отказом от них.  Как кто-то сказал, многие люди ещё пребывают в невежестве.  В Соединённых Штатах многие люди предпочитают оставаться в невежестве  вместо того, чтобы работать над собой.  Они боятся работать над собой, потому что знают, что очень трудно контролировать свои мысли  и контролировать свои пагубные привычки.  Поэтому, я думаю, то, что мы здесь делаем, о чём мы здесь говорим,  принесёт пользу всем, особенно в нашей стране,  где столько негатива вокруг.  Нам действительно необходимо распространять эту гипотезу о сознании,  идею контроля своего сознания и жизни Духовным,  счастливой жизни в единении с Богом, с АллатРа! Спасибо!  Александр Кравченко: Вы знаете, из всего, что рассказал Шон,  было очень интересное предложение о том, как люди реагируют на проблему алкоголя,  на проблему зависимостей.  Фразу, которую мы уже сегодня повторяли (и Андрей, и Татьяна),  что люди, находящиеся в любой форме зависимости, говорят:  «Да я когда захочу, тогда и закончу».  Шон сказал, что люди в Америке говорят:  «У меня нет сил… У меня нет сил, чтобы с этим справиться».  Андрей Ковтунов: Заниматься собой сложно, а уничтожать себя, получается, просто?  Зависимостей достаточно много,  но, по сути, основа у них одна — суррогаты счастья, иллюзия свободы…  Ребёнок сидит дома за компьютером, гоняет в какие-то игры.  У него там целая империя, он император, и куча людей в подчинении.  Или там он ездит на мотоцикле, 10 раз разбивается,  но потом снова едет и выигрывает.  То есть у него создаётся иллюзия контроля и иллюзия власти,  и иллюзия свободы, и положительные эмоции.  Александр Кравченко: И что самое страшное — иллюзия бессмертия.  Потому что вот эти закладки в компьютерных играх,  которые дают возможность пересохраниться,  переиграть эпизод (Андрей Ковтунов:  Обесценивают поступки), погибнуть…  Татьяна Зинченко: Ценность жизни здесь множится на ноль.  И смерть предстаёт в какой-то масочке ненастоящей.  Андрей Ковтунов: Навязывается легкомысленное отношение.  Да, те, кто работает с подростками, говорят,  что у них даже в лексиконе есть слова: «О, было бы неплохо пересохраниться».  То есть когда они что-то сделали, что им не нравится,  один из первых сценариев, который они прокручивают:  Если бы это была компьютерная игра,  я бы там пересохранился или сделал бы по-другому…» и тому подобное.  Это действительно вещи, которые могут  в будущем иметь летальные последствия.  Андрей Ковтунов: А ведь на самом деле это до автоматизма вырабатывается.  Это как у водителя (кто за рулём ездят, те знают):  когда выходишь из машины и идёшь по тротуару,  то на автомате пытаешься смотреть в зеркала заднего вида.  И только повернув голову вправо-влево понимаешь,  что ты не в машине и зеркал нет, и надо оглянуться для того, чтобы увидеть, что сзади.  То же самое и здесь:  подростками совершаются абсолютно необдуманные поступки,  принимаются спонтанные решения  с той точки зрения: «Да, пересохранюсь».  Так это под диктовку чего происходит?  Опять того же сознания?  Александр Кравченко: Это как раз о том концепте, о котором мы с вами говорим,  о нашей гипотезе, о том, что человека подталкивают к такому выбору.  Татьяна Зинченко: Тут интересный ещё момент: суррогатное счастье получить легко,  но расплата огромна за это.  Андрей Ковтунов: Интересно по поводу этого суррогатного счастья,  а испытывает ли на самом деле человек счастье?  Татьяна Зинченко: Конечно, не счастье, это кратковременная эйфория.  Андрей Ковтунов: Да, я понимаю… Человек выпил 50 г водки, и у него иллюзия счастья…  Татьяна Зинченко: Иллюзия. Суррогаты и есть эта иллюзия.  Андрей Ковтунов: …за счёт того, что вскипает гордыня,  и ему кажется, что уже и полегчало,  и проблемы уже не такие страшные, они далёкие.  И, соответственно, ему даётся команда увеличить дозу:  «Ты сейчас ещё выпьешь, тебе ещё легче станет…»  Но это же дорога в никуда.  Татьяна Зинченко: Так и говорят: «забылся». Забылся на время от каких-то проблем.  Андрей Ковтунов: Забылся, но кому отдал бразды правления?  Татьяна Зинченко: И проблемы тоже не исчезли, проснётся и…  Андрей Ковтунов: Мало того, что ничего не исчезло,  так потом получается, как в художественном фильме:  «А поутру они проснулись…»  Как вы говорили, при употреблении алкоголя  идёт интоксикация головного мозга, идёт полное разрушение зеркальных нейронов,  более того, Личность утрачивает контроль.  Соответственно, тело человеческое управляется первичным сознанием.  Татьяна Зинченко: И теми, кто может перехватить власть  над этим же первичным сознанием в этот момент.  Андрей Ковтунов: А с учётом того, что большинство преступлений совершается  как раз в состоянии алкогольного опьянения,  большинство суицидов, дорожно-транспортных происшествий…  Татьяна Зинченко: …тогда всё логично.  Андрей Ковтунов: Даже тот же Тэд Банди (мы об этом говорили и в первой Игре, и во второй,  приводили цитаты в фильме про серийных убийц),  когда рассказывал в своём интервью  о том, как эти силы подбирались к нему,  как они его, скажем так, окучивали,  сказал, что они столкнулись с очень сильными установками,  привитыми ему родителями и школой, моральными установками.  Татьяна Зинченко: И он какое-то время потратил, чтобы от них отказаться и переступить.  Андрей Ковтунов: То есть первое преступление он совершал  исключительно под воздействием алкоголя,  в состоянии алкогольного опьянения.  Получается, что это как раз и является точкой входа для этих самых третьих сил.  Александр Кравченко: Есть очень хорошая поговорка по этому поводу:  «Бережёного Бог бережёт, а пьяного — дьявол».  То есть употребил — заключил сделку,  заключил сделку,как говорится, — пожинай плоды…  Андрей Ковтунов: А тут возникает интересный вопрос:  бережёт с какой целью?  В рамках нашей Игры, в рамках нашей гипотезы,  Бог бережёт человека для того, чтобы родился Ангел.  А дьявол для чего бережёт человека? Для своих дел.  Татьяна Зинченко: Для того чтобы использовать в собственных интересах, конечно.  Эльчин Ахмедов: Чтобы корова подольше приносила молоко.  Татьяна Зинченко: И побольше.  По этому поводу есть очень хорошее выражение.  Голландский доктор, кардиолог и реаниматолог  (у него 26-летний стаж), Пим ван Ломмель  исследовал синдром околосмертных переживаний,  он сказал: «Я с уверенностью заявляю, что сознание живёт после смерти человека».  Это к тому, для чего дьявол бережёт:  тело часто используется как инструмент;  после того, как оно отрабатывается, сознание живёт.  То есть дьявол заинтересован в том, чтобы сознание жило, а Ангел умер.  Опять же в рамках нашей гипотезы, нашей Игры  (об этом мы говорили и в первой, и во второй Игре),  по сути, речь идёт о субличностях.  Александр Кравченко: Да.  (1:49:23) Татьяна Зинченко: Это единственное, что объясняет, почему это явление так распространено.  Учитывая, что это огромный вред для здоровья,  тут даже на инстинкт самосохранения, по сути, никто не обращает внимания,  что совершенно абсурдно.  Любое животное живёт, руководствуясь инстинктами.  Получается, пренебрегается даже этим —  банальным инстинктом самосохранения.  И только с точки зрения этой гипотезы становится понятно,  почему это явление распространено,  почему оно так навязчиво и так поддерживается,  на государственном уровне поддерживается.  Александр Кравченко: Да, это на самом деле не очень приятная тенденция.  Когда мы начали играть, разбираться в этих вопросах,  то многие вещи стали очевидными.  И очевидно, что большая часть учреждений и государственных программ…  государство вообще как форма правления,  которая должна следить за тем, чтобы гражданам, людям было хорошо,  чтобы они жили, оно занимается совершенно другим — занимается убийством…  Андрей Ковтунов: Порабощением.  Александр Кравченко: Профессионально загоняются люди в стойло.  Татьяна Зинченко: Смешной пример из жизни насекомых.  Когда поставили эксперимент и пчёлке дали алкоголь, и муравью дали алкоголь.  Любая пчела живёт для улья и ради улья, и интересами улья,  не своими интересами — у них коллективное сознание.  Любой муравей живёт интересами муравейника  и выполняет там определённую роль.  Так вот, первое, что они утратили, — они стали жить ради себя,  у них начал проявляться ярко выраженный эгоизм.  То есть пчёлка рабочая начала кушать то, что предназначено для личинок,  не полетела на работу, подралась с охранником —  начала дебоширить, отрываться, кушать то, что хочется, и лениться.  Андрей Ковтунов: Тунеядец и дебошир.  Татьяна Зинченко: Да, совершенно верно.  Андрей Ковтунов: На самом деле у пчёл очень серьёзная система охраны.  Так бывает, что пчёлы встречаются с перебродившими продуктами,  и если захмелевшая пчела возвращается в улей,  её первый раз не пускают, а второй раз её уничтожают.  Почему? Если она занесёт в улей алкоголь,  то перебродит полностью весь мёд, то есть весь улей погибнет.  Татьяна Зинченко: Тоже интересный момент: даже улей защищается от алкоголизма  (а это материя, это животный разум),  а государство, люди, человеческое сообщество не защищается от этого,  а наоборот рекламирует и предлагает своим гражданам.  Возвращаемся к вопросу:  «Что же мешает дальше изучать сознание, что не даёт людям, учёным углубиться?»  Очень многие вещи мы уже с вами сегодня озвучили:  то, что делали ваши коллеги,  нобелевские лауреаты и неноболевские, и, скажем так, в кавычках «нобелевские лауреаты».  Вы говорили о страхе, о сомнениях, об эгоизме, о гордыне.  И это всё есть продукт сознания.  То есть сознание в нас самих же противится тому, чтобы мы его изучали.  Так давайте тогда подумаем над тем, а стоит ли бояться?  Что тогда оно защищает?  Жду с нетерпением ответов.  Татьяна Зинченко: Свою власть защищает.  Александр Кравченко:Свою власть? Татьяна Зинченко: Конечно.  Власть через невежество.  Пока нет знания (это не раз звучало), и нет опыта — нет и возможности выйти из-под контроля.  Поэтому свои способы контроля  и, соответственно, получение того, что необходимо самому сознанию, оно и защищает.  Александр Кравченко: Хорошо. Сознание защищает свою власть.  В передачах с участием Игоря Михайловича Данилова и в книге «АллатРа» говорилось о том,  что сознание — это всего лишь информация.  Так если информация (религиозным языком дьявол, сатана)  выбирает инструментом своей защиты эгоизм, страх,  скажите мне, пожалуйста, почему мы его принимаем?  Почему мы не можем от него отказаться?  Сегодня прозвучали очень, скажем так, вопиющие живые примеры,  когда людям идут забросы на уничтожение другого человека.  Кто-то может этому противостоять, кто-то — нет.  Почему мы не можем противостоять страху?  И чего мы боимся?  Потерять какую-то свою степень, должность?  Почему сознание заходит именно через эгоизм и гордыню?  Что в этом такого?  Что в этих его подходах кроется такого, что останавливает изучение,  исследовательскую работу?  Скажите, пожалуйста.  Почему не можем изучить далее, почему сознание останавливает?  Потому что идут наблюдения сознания за сознанием.  То есть сознание перед сознанием скачет, играет:  хочешь в умного поиграть — давай поиграем в умного;  хочешь поиграть в героя — давай в героя;  хочешь в слабого — хорошо, пожалуйста, вот тебе. Все программы эти есть.  Если же изучать эти программы с позиции Наблюдателя,  с позиции самоизучения, самопознания и самонаблюдения,  тогда, возможно, будет больше ответов.  То есть не «я — специалист и всех научу и все у меня области изучения»,  а «я непосредственно и есть инструмент изучения, наблюдения».  Потому что если мне свойственны эти программы, то они свойственны и другим людям.  Просто у каждого свои декорации, условия существования и воспитания.  А по сути, возникают одни и те же инстинктивные, эмоциональные механизмы.     Александр Кравченко: Спасибо.  Именно для этого и существует проект «Игра профессионалов»,  именно этим мы занимаемся уже третью Игру.  Мы взяли за гипотезу те Знания, которые ранее  не применялись в области психологии и психиатрии,  и уже в третьей Игре вы все чётко можете видеть, к чему мы доходим.  Пусть постепенно, пусть маленькими шагами, но мы доходим к этому…  ИМ: Если Личность управляет первичным сознанием —  она может изучать саму систему извне.  Это единственный путь изучения системы без вреда для здоровья,  без вреда для своего сознания, скажем так.  Т: Вот это ключевой момент как раз для тех, кто с помощью личного опыта  или научно пытается изучить сознание.  Потому что иначе изучать систему, будучи в ней…  ИМ: …Ну, опыт показывает, мы уже говорили об этом, что к хорошему это не приводит,  когда, находясь в системе, изучаешь систему.  Мы можем лишь наблюдать и получать ту информацию,  которую нам разрешит сама система, но не больше.  Но это всегда будет выгодная для неё,  не для нас как для Личности, а для неё  (как для существа смертного),  в отличие от нас (как существа потенциально возможно бессмертного).  У меня опять есть вопросы ко всем нам,  участникам этого проекта.  Кто наблюдает эти мысли?  Кто выбирает: сделать или не сделать?  Кто вообще потом способен посмотреть на это всё со стороны  и уже осознавать то, что с человеком произошло?  Так называемое явление Личности,  где она в этом всём и что это вообще такое?  Диана Олейник:  Кто собственно принимает решение за человека..?  Александр Кравченко:  Конечно.  Диана Олейник: …Кто принимает в человеке решение: «Я больше не буду пить»,  «Я больше не буду употреблять наркотики»?  Мы очень хорошо разобрали, что сознание ведёт к этой зависимости  и делает всё, чтобы человек к ней пришёл, а кто принимает решение?  Не сознание же одумалось и вдруг решило изменить ситуацию, это абсурдно.  Поэтому, естественно, только Личность.  Кстати, что мешает специалистам сделать этот шаг?  Это недостаточно развитая Личность.  То есть должен тот, кто примет это решение.  И то же самое происходит с детками:  сначала мы заботимся об одном развитии, пока ребенок маленький,  о его физическом теле, потом об интеллектуальном развитии.  А когда мы заботимся о Личности, о развитии Личности ребёнка?  И не будет ли это лучшей профилактикой того, чтобы  этот ребёнок уже никогда не пришёл к зависимому поведению ни в какой его форме?  Поэтому всё упирается опять же в выбор,  надо сделать выбор: кто я есть на самом деле?  Когда я — Личность, тогда совершенно другое отношение ко всему,  другая жизненная позиция, другое понимание себя.  А существует ли в современной психиатрии вообще такое понятие, как Личность,  то есть как концепция или как явление?  Или человек воспринимается исключительно как сознание  и считается, что именно сознание — это и есть человек?  Личность в психологии — это то, как описывает себя сознание, вот этот «эго-образ».  То есть, по сути, это вторичное сознание противопоставляется Личности,  истинной Личности, с точки зрения психологии.  Татьяна Зинченко: Даже разные школы есть,  и сейчас 20 концепций Личности, около 20 теорий Личности.  Андрей Ковтунов:  То есть ответа нет.  Татьяна Зинченко:  Да, так просто и описывают, называют:  «эго-структура», «образ себя», «концепция себя».  А что такое концепция?  Это описание себя мыслями.  Но может ли это быть вне сознания, если мы мыслями себя описываем?  Нет, конечно.  То есть в любом случае это сводится к «эго» (первичное сознание)  и «образ себя» (то, что в передачах представляется как театр актёров,  набор актёров с их качествами, характеристиками и ролями)  от ложного «я» вторичного сознания,  которое предлагается для идентификации Личности.  И всё.  Александр Кравченко:  Хорошо. А где же сама Личность?  Татьяна Зинченко:   В психологии нет Личности.  Андрей Ковтунов: А с практической точки зрения,  скажите, сталкиваясь с теми же заболеваниями  (депрессивные состояния, панические атаки, навязчивые мысли, шизофрения),  без такого понятия, как Личность,  возможно ли рассматривать эти заболевания?  Возможно ли вообще рассматривать психиатрию и психологию без понятия Личности?  Татьяна Зинченко:  Понятие Личности изменено.  Это, по сути, то, что мы называем, с позиции нашей гипотезы,  сознанием (первичным, вторичным сознанием,  с их ложными «я», с их ложными индивидуальностями).  А рассматривать такие заболевания без понимания,  что такое Наблюдатель, что такое истинное «Я» человека, практически невозможно.  То, что мы озвучивали в первой Игре, самое-самое простое, что можно сделать:  способны ли мы понаблюдать за ощущениями в теле?  Способны.  Способны ли мы понаблюдать за своим настроением?  Способны.  Каждый человек, здесь сидящий, может определиться со своим настроением,  эмоциональным состоянием.  Способны ли мы понаблюдать за мыслями?  Способны, а если ещё чуть изменим состояние сознания,  так ещё можем понаблюдать и за более глубоким пластом мыслительного процесса.  То есть мы способны за всем этим наблюдать.  Но если мы можем наблюдать за всеми этими процессами,  являемся ли мы частью этих процессов?  Вопрос даже к программистам, кто занимается системным анализом:  может ли вообще быть такое явление?  Очевидно, что нет. Это невозможно.  То есть чтобы уметь наблюдать за всем этим,  мы должны находиться вне системы, если мы в системе — это невозможно.  Чтобы мне увидеть всю эту комнату,  мне нужно выйти из этой комнаты и найти точку, откуда будет видно всё пространство комнаты.  Чтобы увидеть дом, мне надо выйти за пределы этого дома  и ещё лучше подняться над этим домом,  чтобы увидеть во всей перспективе при всём развороте.  И этот Наблюдатель, по сути, и является, исходя из того, что мы сейчас озвучили,  той самой Личностью, тем настоящим «Я», кто и является Человеком.  Всё, что он наблюдает, это не более чем его инструменты.  Александр Кравченко: Тогда у меня сразу будет вопрос по поводу Личности,  чтобы уточнить и для наших зрителей, и для нас, в первую очередь.  То есть все те действия, которые производятся сознанием,  системой, сатаной, они направлены на Личность, правильно?  То есть для того чтобы Личность поработить?  Все эти условия, в которых мы живём, все примеры, которые мы разбирали  в первой, во второй и сегодня, в третьей Игре,  они направлены системой на то, чтобы поработить или уничтожить Личность?  Татьяна Зинченко:  Я ещё дополню немножко, чтобы упростить и было понятно.  Я часто задаю этот вопрос специалистам разных направлений  и с разными теориями Личности,  но они мне не могут ответить на него.  Допустим, говорят: «Эго-структура.  Человек — это эго-структура. Личность — это эго-структура».  И, к примеру, есть эго-состояние ребёнка, эго-состояние взрослого,  эго-состояние родителя, или это как-то будет по-другому звучать, в другой концепции.  Я спрашиваю: «Как эти эго-состояния меняются?» —  «Как светофор переключается: один, второй, третий.  Если один включился, то остальные не работают».  «Хорошо, а кто переключает светофор?»  Тишина.  Александр Кравченко:  То есть, насколько я понимаю,  даже исходя из этого вполне доходчивого примера,  современная психиатрия с психологией не могут объяснить, что такое Личность, верно?  Личность с точки зрения концепции, которую мы рассматриваем,  где Личность — действительно то, кем является Человек,  то есть тот, кто осуществляет выбор, кто направляет своё внимание  и выбирает реализацию одной или другой программы, я правильно понял?  Татьяна Зинченко:  Да, совершенно верно.  Потом ещё мы связываем — активная Личность, она пребывает в чувственном состоянии,  и мы описываем это близко к чувству счастья,  радости, любви, свободы, благодарности,  но по сути дела, когда человек в таком глубинном чувстве,  и если мы посмотрим на работу мозга, то эмоционально эта сфера спокойна.  То есть мы не видим активности никаких эмоций,  значит, по сути, мозг спокоен и отражает спокойное состояние сознания.  Тогда вопрос: откуда и какова природа этих чувств?  Если это никак не эмоция, это уже доказано нейрофизиологически в данный момент.  ИМ: Свобода выбора на самом деле есть у человека.  Но этот выбор осуществляется не в сознании, и уж тем более не в мозге.  Просто у людей есть непонимание, что человек —это прежде всего Личность.  А Личность — структура нематериальная.  И сила внимания, которую как раз вот и вкладывает Личность как структура нематериальная,  находится в Духе, а не в материи.  Для того чтобы стать действительно свободным  и жить счастливо, по-настоящему счастливо,  и по-настоящему обрести свободу,  просто нужно вкладывать эту силу внимания как раз в развитие восприятия чувственного  и направлять её в сторону духовного развития.  Но не вкладывать в ненужные мысли,  в те иллюзорные картинки, которые подсовывает сознание.  И уж тем более не в какие-то ненужные эмоции, навязанные сознанием.  Просто экономить надо и разумно вкладывать, как средства.  Тогда и обретёшь то бескрайнее, к чему стремишься,  но только когда ты действительно истинно к этому стремишься.  С вашей практической точки зрения,  понятие Личности (в концепции нашей Игры),  как она может помочь вам или уже помогала в практическом опыте?  Вы ведь на самом деле за три Игры рассказали уйму интересных примеров с пациентами,  и мы не раз уже затрагивали это понятие Личности,  и вы сами говорили о том, что:  «Да, если человек будет знать или понимать,  кто он на самом деле, ведь тогда всё повернётся по-другому».  Так давайте ещё раз вспомним и вернёмся.  С практической точки зрения, вы знаете, что есть Личность  и она действительно управляет конструкцией, она выбирает, да?  И все атаки сознания рассчитаны на неё.  Может ли это облегчить вашу работу?  Может ли это как-то изменить вашу практику и отношение к своей деятельности?     Прозвучал очень интересный вопрос от ведущего:  «Каким образом знания о Личности могут помочь в практической деятельности?»  Я приведу пример из своей медицинской деятельности.  Когда я начала как бы диалог с телом как врач,  вне зависимости от моих знаний, от объёма глубины и ширины моих познаний,  я понимала, что я проигрываю.  Это была для меня в определённый момент определённая игра.  Победить… не то, чтобы победить, а обыграть тело в его проявлениях, в его болезнях, симптомах.  Это была для меня в действительности какая-то игра.  Я уже тогда для себя понимала, что тело является следствием.  Вот я вижу что-то, что я вижу, — это следствие.  А где-то есть то, чего я не вижу  и на то, что я ни этой таблеткой, ни этим уколом, ни этой капельницей повлиять не могу.  Это я понимаю и понимаю, что… ну а где же тогда?  Хорошо, есть мозг, я вижу.  Хорошо, есть те препараты, о которых говорил Александр,  которые влияют на медиаторы, и я могу повлиять очень сильно на медиаторы,  я могу вызвать любое химическое воздействие,  которое будет желаемо мною, но я не вижу результата.  То есть я могу заблокировать реализацию через тело,  но программа не останавливается, она идёт дальше и усиливается,  переступает через мой барьер.  Я его выставляю, а она такая:  «Угу… есть, хорошо, а я сделаю сильнее, а сделаю больше, а зайду с другой стороны,  а я ударю в другом месте».  И я понимаю, что иногда мне не хватает рук,  не хватает знаний перекрыть все программы, которые начинают запускаться.  И тогда в действительности я понимаю, что, значит, причина не в теле, она не в мозге.  Где же она?  Психосоматика.  Тогда я обратилась… и в действительности есть какие-то ответы,  я получаю ответы на свои вопросы, но не полностью.  То есть психосоматика не перекрыла все мои запросы и вопросы:  а почему происходит именно так.  Частично она перенесла мой фокус на то,  что мысли являются источником и тело является следствием.  Я стала рассматривать тогда… я не знала определений.  Уже с тем, как Игорь Михайлович рассказал в программах,  я прекрасно начала понимать, что, то что я видела,  является генералом в этом теле — это сознание.  Игорь Михайлович просто дал понимание и чётко обозначил термином,  где же есть источник, который управляет этим телом.  Тогда я стала задумываться над тем: а как я могу эффективно оказать помощь человеку?  Если я не могу повлиять на тело, либо же ситуативно,  либо же в случае какой-то экстренной помощи,  как я могу эффективно оказать помощь человеку?  Ну вот пришёл ко мне человек с запросом: «Я хочу быть здоровым».  И я стала сталкиваться с тем, что моя профессия лежит на стыке с психологией,  иногда с психиатрией.  Без того, чтобы человек повлиял на привычки своей жизни,  без того, чтобы он повлиял на привычный ход,  например, даже своего же распорядка дня,  без его влияния на свою жизнь  мои вмешательства чаще всего носят ситуативный кратковременный характер.  Когда уже были привнесены Знания о том, что есть сознание, есть Личность,  Игорь Михайлович в программе рассказала о том,  как построена конструкция человека.  И если чисто гипотетически предположить,  выйти за рамки сейчас установленного формата, взгляда на человека,  то теперь я понимаю, что есть Личность,  которая выбирает,  как себя повести, которая контролирует сознание,  которая в этот момент как раз и отвечает за тело.  Эта иерархия, которая была выстроена уже во мне  благодаря тому, что я услышала,  она мне очень помогла эффективно взаимодействовать с пациентом  и проще объяснять пациенту, что от него зависит.  Фраза: «Ваше здоровье в ваших руках», она слишком общая.  Очень хотелось конкретики: в чьих руках, что именно в руках,  и как ты можешь повлиять, и кто конкретно влияет.  Поэтому мне как практикующему врачу как это может помочь?  Если я в беседе с человеком узнаю цель, какова твоя цель,  я тогда просто могу человеку объяснить,  что без того, что ты берёшь ответственность за своё здоровье, за свою жизнь,  без того, что ты подчиняешь себе сознание,  мы не сможем с тобой добиться результатов.  И я в этом случае лишь только партнёр,  который с тобой идёт рядом и указывает тебе как  (где-то препаратами, где-то советом),  но я за тебя это сделать не могу.  Я очень часто цитирую Амосова, который говорил,  что врач не может сделать вас здоровым:  только ваш выбор и ваша ответственность приведёт вас к здоровью.  Понимание, что у человека есть Личность,  очень ярко иллюстрирует человеку, кто в доме хозяин,  потому что не тело — хозяин.  Сам пациент часто видят: «Я принимаю таблетки, я стараюсь, но нет эффекта.  Наверняка, что-то я делаю не так».  Такой особенный такой пациент, который задумывается, что же я делаю не так,  где же эта проблема.  Тогда иногда рекомендуешь обратиться к психологам.  К сожалению, большинство психологов просто  закольцовывают на проблемах, которые есть,  как бы заставляют человека проживать одно и то же, одно и то же, одно и то же…  И, к сожалению, результат тогда минимален.  Для себя какой я нашла выход, ответ на вопрос:  «Почему же наше общество не готово (медицинское, профессиональное общество) выйти?»  Даже если учесть, что многие врачи это видят,  то есть они видят, что их вмешательство не эффективно.  Многие пациенты понимают, что назначенное лечение не работает,  что есть что-то большее.  Я для себя нашла такой ответ:  наше нежелание учиться, наше нежелание узнавать новое,  наше нежелание задавать себе вопросы:  «А почему так? А как можно по-другому?»  Это то место, которое есть у каждого специалиста, который:  «Оно есть, так пусть оно так и будет.  Я не хочу расширять свои знания, я не хочу узнавать что-то новое».  Это то место, где поселился дьявол,  который говорит и запрещает нам сделать шаг вперёд.  Потому что достаточно много специалистов уже готовы это сделать, очень многие.  Если в откровенной беседе, как говорила Диана,  поговорить с кандидатами, с заведующими,  с опытными врачами, они готовы сделать этот шаг.  Не хватает знаний, не хватает какой-то точки  просто перешагнуть через это внутреннее невежество  «я не хочу знать больше», «я не хочу думать по-другому».  Этого не хватает, на мой взгляд, вот этой внутренней решительности, только этого.  На счёт ситуации в медицине.  Я сама доктор и хотела сказать,  что надо быть прежде всего честным по отношению к себе.  Потому что, когда я задала вопрос:  «Как же я могу помочь другим, если я не могу помочь себе?»,  я ушла из медицины.  Слава Богу, Знания ко мне пришли.  Имея Знания, я понимаю, как сейчас можно помогать себе и помогать другим.  И если все будут честно отвечать на свои вопросы  и отвечать на вопросы пациентов,  то ситуация поменяется в медицине и вообще в обществе в целом.  Александр Кравченко: Хорошо.  Всем, всем большое спасибо за участие в третьей Игре!  Очень радостно было с вами пообщаться.  Уверен, Игра получилась очень интересной.  Мы подняли какие-то темы новые,  вернулись к тому, о чём мы говорили на протяжении двух предыдущих Игр.  Но как только что правильно заметил доктор:  нужно быть честным с самим собой, честным, в первую очередь.  И каждый из нас, я думаю, понимает, что на главный вопрос мы ещё не ответили:  «Кто стоит за сознанием? Кто стоит за всеми его проявлениями?  Кто стоит за этими третьими силами и для чего им это нужно?»  Неужели человек настолько в современном обществе привык жить в этом инкубаторе  и лаборатории, когда на нём ставят опыты,  что он просто ничего не хочет делать?  Что банальные программы страха,  банальные программы гордыни его останавливают.  Поэтому, спасибо всем ещё раз большое!  Это было интересно, это было познавательно.  До встречи на четвёртой Игре!  Будем продолжать общаться.  Ещё раз хочу напомнить: смелее!  Дерзайте.  Каждый из присутствующих здесь, можно сказать, новатор,  и я не исключаю, что сегодня-завтра откроется какое-то новое направление в науке,  которое действительно сможет отвечать на поставленные вопросы людей  и которое действительно сможет решать те задачи,  которые сегодня есть у общества.  Всем всего хорошего и до новой встречи!  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

Содержательное видео о сути духовного развития с ответами на вопросы, которые стоят у многих верующих, но они не находят ответов в религиях

Давайте жить дружно! :)

Созидательное онлайн-телевидение «АллатРа ТВ» без рекламы, без негатива — только о добром, хорошем и очень полезном для духовного развития